Русский характер

Этого симпатичного невысокого роста коренастого воина (на фото слева) я встретил в Чечне в расположении элитного подразделения внутренних войск полка специального подразделения «Витязь», где он проходил службе по контракту.
Удивительная история произошла с ним. Если бы мне рассказали её другие, я бы не поверил. Да и было в чем сомневаться. Получив тяжелое ранение позвоночника и будучи практически обездвиженным, меньше чем через полгода он не просто встал на ноги и начал ходить, но и ведет активный образ жизни, переносит нагрузки, продолжает службу и не где-нибудь, а в спецназе. Image


Warning: Illegal string offset 'filter' in /home/u68419/kiora.ru/www/wp-includes/taxonomy.php on line 1442

Колонну, которая шла февральским сумеречным утром 2001года по безлюдным улицам Грозного, обстреляли боевики. Спешиваясь с «бэтеэра», прапорщик Евгений Фокин, исполнявший обязанности командира взвода связи, почувствовал сильный удар в область поясницы, а затем дикую боль в правовой ноге. На секунду показалось, будто её напрочь оторвало. Теряя сознание, Евгений на минутку отключился. Не только ранение, но и обычная травма позвоночника — это всегда очень серьезно! А тут… Бандитская пуля вырвала на спине клок мяса, застряла в поясничном отделе позвоночника. Товарищи положили его на броню, вкололи обезболивающее. Придя в себя и ощупав онемевшие конечности, он понял: нога на месте, но отказывается ему подчиняться.
Потом была срочная эвакуация в полевой госпиталь, расположенный в аэропорту Грозного, перевязка и дальнейшая транспортировка. Теперь строго на север. Сначала во владикавказский госпиталь, где ему оказали не самый теплый прием, уложив прямо на голую сетку кровати. "Я тебя туда не посылала,"- злобно прищурившись, бросила смуглая медсестра в ответ на просьбу раненого принести хоть что-нибудь из одежды, укрыть обнаженное израненное тело. Затем Ростов, окружной госпиталь, где лишь на 13-ые сутки после ранения врачи решились на операцию по извлечению пули. «Почему так поздно? — негодовал главврач. — Упущено драгоценное время». И, наконец, последний пункт — подмосковный Реутов. Главный клинический военный госпиталь ВВ МВД России. Еще несколько операций лучших нейрохирургов. И неутешительный диагноз — паралич правой нижней конечности в связи с травмой позвоночника. Врачи сделали все, что могли. Современная медицина оказалась бессильной помочь воину спасти ногу. Главный врач прямо так и сказал об этом отцу Евгения Фокина, сказал по-мужски и предельно честно. Конечно, лечение будет продолжаться: массажи, пункции, капельницы… Но лучше заняться поиском инвалидной коляски. Вообщем, приплыл парень. Ходить не будешь никогда! Ему в его цветущем возрасте на всю оставшуюся жизнь маячила каталка. И как приговор судьбы — инвалид I группы. Отчаяние! Это первое, что овладело Евгением.
Все жизненные планы, которые он строил, рушились в одночасье как карточный домик. Как жить дальше? В городе Воронеже его ждет невеста, они собирались пожениться. Она еще ничего не знает о его несчастье. И не должна узнать! На смену чувству отчаяния пришло желание побороть болезнь. Не верилось, что вот эта нога, вчера еще послушная ему, сегодня будет неподвижной. Бред! Просто так он не сдастся. Надо хотя бы попытаться добраться до умывальника, расположенного в углу палаты, самому. Пытался. Падал на пол. Выслушивал упреки дежурной сестры, уткнувшись разгоряченным от нагрузки лицом в подушку. А затем следовала новая попытка. Взглянуть на свою беду с другой стороны ему помогли ухаживающие за ранеными сестры милосердия — монашки. «Молись, солдат, — говорили они. — Что невозможно человеку, возможно Богу! И мы будем за тебя молиться».
Слабая надежда затеплилась в душе воина. Вспомнились известные евангельские случаи исцелений, рассказанные ему в детстве мамой. Вспомнился дед Евсей, который ни раз рассказывал внуку случай чудесной помощи, случившийся с его отцом на германском фронте. Все эти позабытые родные образы оживали теперь в его памяти. Мама, деды, прадед были верующими людьми, сохранившими свою веру, пронесшими ее через всю жизнь. Но как молиться? Евгений в отличие от них никогда не был сильно верующим. И крестился — то только перед армией. Из всех молитв он знал лишь «Отче наш» и ту далеко не твердо. Но это была последняя надежда! По его просьбе ему в палату принесли икону Спасителя и Евангелие.
Обращаясь с молитвой к Богу, прося даровать ему возможность передвигаться хотя бы на костылях, Евгений не оставлял попыток подняться: упражнялся, тренировался, подтягивался, разминал и массажировал ногу. В один из дней ему показалось, что у него шевелится мизинец. "Тебе только кажется, так всегда бывает", — сказал его лечащий врач. Но воин верил и очень надеялся встать на ноги. Прошло еще несколько дней. И вот однажды, проснувшись утром, он почувствовал силы и какую-то уверенность в себе. Подтянув к себе специальные ходунки, он встал на пол и …. Не упал!
Спустя несколько месяцев, когда его сослуживцы только вернулись из спецкомандировки, в казарме появился Евгений. На костылях, сильно прихрамывая, он двигался по проходу сам. Бывший с ним в том бою лучший друг и сердечный товарищ заместитель командира роты по работе с личным составом третьей роты капитан Павел Непрокин увидел его и, не удержавшись от восторга, растроганно воскликнул: «Брат! Ты ходишь! Это чудо!»
Вот собственно и все. Всего менее чем через 4 месяца после такого ранения Евгений на удивление всем стал ходить. А менее чем через год он уже был со своими боевыми товарищами в очередной кавказской командировке. Сила воли, вера в победу над недугом и крепкая вера в себя вернули здоровье русскому воину. Это ли не пример того чудесного сплава, который всегда был характерен для нашего солдата, помогая ему одерживать победу не только над противником, но и, что гораздо важнее, над собой.

 

В. Щекочихин
подполковник в отставке,
ветеран боевых действий
в Афганистане.

Share Button

Оставьте комментарий...

*