АФГАНИСТАН И ХИМИЯ

Идем мы в очаг пораженья,
Солдаты должны уцелеть.
Но в сердце военном нет места сомненью,
Что химик всей армии цвет.

В 1975г. после окончания школы №7 в г. Мичуринске я поступил учиться в ТВВККУХЗ (Тамбовское высшее военное Краснознаменное командное училище химической защиты). Жаль, что сейчас этого училища нет. На базе химического училища в данный момент дислоцируется база, где готовят кадры спецподразделения ГРУ (главное разведывательное управление) МО РФ. Хочу заметить, что в 80 годы на территории бывшего СССР находилось всего три училища, в которых обучали будущих военных химиков: в Тамбове готовили командный состав для Вооруженных Сил, в Костроме - технический состав для химических войск, в Саратове - инженеров для химических войск. В 1979г. после окончания училища я проходил службу в Прикарпатском Военном Округе г. Мукачево, в начале 1980г. был направлен в Афганистан.  


Warning: Illegal string offset 'filter' in /home/u68419/kiora.ru/www/wp-includes/taxonomy.php on line 1442

Мне часто задают вопрос: «Какую задачу выполняли военные химики, подразделения химической защиты на начальном этапе пребывания советских войск в Афганистане?». Скажу следующее. В конце 1979г. начале 1980г. был совершен ввод советских войск в Афганистан. Когда это произошло, то советские люди не имели возможности получать информации о том, что происходило в Афганистане. Особенно это волновало и беспокоило солдатских матерей. С кем сражаются? Где живут? Что едят? Как там они? Господи, да хоть что-нибудь сообщалось бы в газетах. Нет! Или ничего, или полную лабуду, например, «советские войска сажают парки дружбы или пашут вместе с декханами их поля». Просто в Москве никто ничего не знал или не хотел знать об этой войне. Во многих городах страны, деревнях стали появляться «цинковые мальчики». На кладбище появились аллеи «афганцев». В 80-е годы аллеи, памятники погибшим воинам были скромными. И упаси Бог, если на памятнике было написано: «Погиб в ДРА». Тысячи солдатских матерей седели от горя, а чиновники боялись правды, они всеми силами и способами не предоставляли никакой информации об этой войне. Не было в ДРА никаких боевых действий, не было и всё. Многие солдаты и офицеры получали медали «За отвагу», некоторым присваивали звание Героя Советского Союза. Но об этом нигде не писали. А если писали, то к примеру, героев не было. А откуда они могли быть в мирное время — откуда? А о медали «За отвагу» писали: «Получена за отвагу, проявленную на учениях».
В 1981 году был такой случай. Рядом с нашей частью дислоцировалось подразделение ВДВ, в котором служил один десантник — Герой Советского Союза. О нем был написан очерк в газете, прочитав который мы были поражены, и так стало обидно за наших ребят-интернационалистов из ограниченного контингента. В очерке было написано: «…свой подвиг десантник совершил на маневрах в учебном бою с условным противником».
В этом же году, если мне не изменяет память, мать Александра Вера Ивановна Мироненко прислала письмо в политотдел с вопросами: как служат в Афганистане наши ребята? Она писала о том, что Афганистан стал ей близок, потому что там находится ее сын. «За Сашу очень переживаю. Как только начинаются утренние передачи по радио, телевидению или когда читаю «Комсомольскую правду», первым делом хочется скорее увидеть, прочесть, узнать о том, как развиваются события в Афганистане, какая там обстановка, спокойно ли? Болит материнское сердце за всех людей, которым враги мешают мирно жить, трудиться, растить детей. Хотелось бы больше знать о событиях в этой стране. Просила сына прислать фотографию, не присылает. В его письмах ни строчки о службе. Пишет: «Все хорошо, не волнуйся, служба идет нормально». «А мне нет ни минуты покоя», — говорила она. Такие весточки писали и солдаты и офицеры своим близким, потому что все письма, которые шли в Союз, подвергались жестокой цензуре.
Вы со мной согласитесь, что согласно законам природа не терпит вакуума. А согласно закону любая пустота всегда чем-то заполняется. Всю информацию о событиях в Афганистане люди узнавали из передач зарубежных радиостанций на русском языке. В 80-х годах «Голос Америки» практически ежедневно комментировал ситуацию на Среднем Востоке. Многие руководители «Голоса Америки» не скрывали факта, что роль их радиостанций становится особенно заметной в критических ситуациях.
«Нам точно известно, что в периоды международных кризисов число слушателей «Голоса. Америки» в таких странах, как СССР, стремительно возрастает», — заявлял директор «Голоса Америки» К. Томлинсона в 1983 году.
Для американцев в 80-е годы Афганистан стал просто подарком судьбы. Эти русские не только дали заманить себя в ловушку долгой, бесперспективной войны, но еще отказали своим гражданам в праве знать хоть что-нибудь.
В годы афганской войны активную работу вела служба радиоперехвата при Гостелерадио СССР. Мало кто знал, что такая служба существует, что она записывает все передачи программы «Голос Америки» на русском языке, посвященные событиям в ДРА. Американцы освещали события в Афганистане со своих позиций. Факты были подобраны и прокомментировы таким образом, чтобы у людей сложилось определенное впечатление и о воне в Афганистане и о действиях советских солдат. Я сам неоднократно слушал «Голос Америки», когда был в Афгане, и хочу сказать, что в 80-е года весь эфир был заполнен сообщениями о кровопролитных боях. По радио передавали, что советские войска безжалостно истребляют мирное население.
Помню до сих пор, как по приемнику передавали: «Афганистан ждет судьба одной из советских республик, а вслед за ним наступит черед Пакистана. СССР искореняет в Афгане исламскую религию. Русские дезертируют из армии». Каждый день сообщали и о боевых успехах партизан, наносящих ощутимые потери оккупантам. И это слушали солдатские матеря, близкие и родственники наших военнослужащих. Многие газеты запада в то время утверждали, что наши войска в Афганистане использовали химическое оружие. Настоящая пропаганда в результате которой многие люди поверили в «химию».
В газете «Интернешнл геральд трибьюн» от 24 января 1980 года была статья под названием «США изучают, используют ли русские химические боеприпасы в Афганистане». В то время Америка сделала целый ряд громких заявлений по обвинению Советского Союза в использовании химического оружия. Крупная денежная премия была обещана тому, кто предоставит доказательства применения химического оружия Советским Союзом в ДРА. Но в Афганистане не применяли это оружие. Многие газеты писали, что на территории Афганистана были химические подразделения. Например, американский писатель Марк Урбан в своей книге «Отравляющие вещества против Афгана» скептически отозвался о возможности использования в Афгане «химии». Высказанное предположение о том, что русские используют против беззащитных повстанцев нервно-паралитический газ, носило очень эмоциональный характер», — писал он. Я хочу сказать как военный химик, что этот газ был впервые применен в 1979 году на реке Ипр, и оттуда пошло название отравляющего вещества нервно-паралитического действия «Иприт». В 1980г. госдепартамент США заявил, что на территории ДРА химическое оружие не применялось. И в то же время в этом заявлении было указано, что в состав советских воинских частей входили дегазирующие подразделения. Они писали, что на телах убитых солдат находили сумки с противогазами.
Хочу заметить, что за все годы войны никто не мог доказать, что в Афганистане применялось химическое оружие. Мне приходилось беседовать с некоторыми перебежчиками моджахедами, которые утверждали, что видели какие-то «цветные газы», а паралитический газ — бесцветный.
Если вспомнить Вьетнам, то там был факт применения химического оружия. В корпусах невзорвавшихся снарядов был обнаружен иприт.
Из материалов генштаба сообщалось: «На начальном этапе пребывания советских войск в Афганистане в их составе имелись штатные подразделения химической защиты, поскольку отряды оппозиции не имели на вооружении боевых отравляющих веществ». Хотя наши подразделения химической защиты выполняли в основном охраняющие задачи, заменяя на заставах и постах мотострелков.
В 1983г. все подразделения химической защиты были переформированы в подразделения охраны, а часть из них — в огнеметные подразделения, которые с этого времени огнеметные подразделения химических войск приступили к активному участию в боевых действиях. Основными целями для огнеметания в операциях явились огневые точки мятежников, оборудованные в инженерном отношении в пещерах, крепостях, а также группы противника в кяризах и в подземных галереях. Огнеметы использовались как оружие ближнего боя и применялись в основном в тех случаях, когда уничтожение целей обычными средствами общевойсковых подразделений, огнем артиллерии и ударами авиации было затруднено и не давало положительных результатов.
Огнеметные подразделения придавались общевойсковым и боевые задачи выполняли совместно с ними. Как правило, батальон усиливался огнеметным взводом, а рота — отделением. Обычно для поражения отдельной цели назначалась группа из 2-3 огнеметчиков и группа прикрытия в количестве 6-9 стрелков. Отмечались отдельные случаи, когда для поражения противника в сильно укрепленной крепости сосредотачивалось до 30 огнеметчиков, которые вели огонь с трех сторон. Огнеметы применялись и при сопровождении колонн. При этом пуски огнеметчики производили прямо с борта БТР с короткой остановки, что позволяло добиться внезапности и большого морально-психологического воздействия на противника.
Были случаи применения огнеметов в засадах. Эффективность их боевого использования во многом зависела от уровня обученности огнеметчиков, наличия у них практического опыта и навыков ведения огня на различной дистанции с учетом обстановки, местности и четкого взаимодействия с ведущими бой общевойсковыми подразделениями.
На вооружении химических войск были не только огнеметы. В обязанности этого рода войск также входило ведение в условиях горно-пустынной местности радиционного, химического наблюдения и разведки применения войсками дымовых средств. Особенности химического обеспечения были обусловлены прежде всего такими факторами, как сильная пересеченность местности, ограниченное число проходимых дорог, преобладание труднодоступных для движения участков местности, частые и резкие изменения погодных условий. Впервые в 1981 году 191 отделение мотострелкового полка применило дымовые средства нейтрального дыма. Особенно большой эффект дало применение дымов при захвате и уничтожении мятежников в кяризах в районе Газани. Солдаты забрасывали входы кяризов дымовыми шашками ДМ-11 и ручными дымовыми гранатами РДГ-2, вынуждая скрывающихся в них выходить, не оказывая сопротивления. Широко применялись дымовые средства для фланговых прикрытий подразделений на марше, что лишало противника возможности вести прицельный огонь по движущейся колонне, оказывало определенное морально-психологическое воздействие на мятежников, которые были вынуждены покидать подготовленные огневые позиции.
Умелое применение дымовых средств помогало подразделениям с наименьшими потерями выполнять поставленные задачи. Хочу отметить, что только в 1983г. было применено 668 огнеметов, что дало следующие результаты: было разрушено шесть крепостей и 50 пещер, подавлено 226 огневых точек, уничтожено 488 мятежников. В 1984г. было применено 1423 огнемета, из которых было уничтожено 654 мятежника, подавлено 328 огневых точек, разрушено 142 укрытия.
Конечно, очень жаль, что огнеметы не использовались ночью, т.к. они плохо приспособлены к использованию в ночных условиях. Огнемет не имеет ночного прицела, ночью поражение цели практически обеспечивалось только с третьего выстрела, когда первыми выстрелами цель была освещена.
В заключении хочу написать, что в Афганистане использовалось страшное оружие. Хотя, бывает ли оружие не страшное? И без химических боеприпасов хватало других, отправляющих на тот свет тысячи людей.

Щекочихин полковник, ветеран боевых действий в Афганистане  

Share Button

Оставьте комментарий...

*