Боец под цифрой 40

ImageЧечня... Как устрашающе звучит это для тех, кто отправил или готовится отправить своих детей на службу в армию. Боязнь и страх, что именно их сын окажется в горячей точке, в зоне боевых действий, в наши дни естественна для каждого человека. А если это происходит, то одна бессонная ночь следует за другой. «Я в день несколько раз к почтовому ящику хожу, - признается мне одна из матерей, чей сын служит в Чечне, - и телевизор с канала на канал переключаю, а на душе постоянно тревожно». Случается и такое, что, когда долго нет весточки, то бегут родители со слезами на глазах в военкомат, надеясь хоть там получить какую - то информацию.
И пока война продолжается, будут тревоги и слёзы, будут «стучаться» в дома похоронки, отнимая все надежды, разом разрушая планы на будущее.


Warning: Illegal string offset 'filter' in /home/u68419/kiora.ru/www/wp-includes/taxonomy.php on line 1442

Когда 19 августа 2002 г. по телевидению сообщили о том, что в Чечне разбился наш вертолет МИ -26, на борту которого летели 132 офицера и солдата, то внутри как — то похолодело (да и не только у меня одной), а сердце сжалось. « Сколько горя. Сколько слёз. Сколько страданий… Как много оборванных жизней..», — подумалось мне. Тогда ещё я не знала, что среди погибших был и наш земляк Александр Разводов. Не знала я и том, что в это время по дороге на Волгоград ехала машина, а в ней Анна Николаевна и Виктор Александрович Разводовы. Они спешили на свидание к сыну, ехали, почти не останавливаясь: так велико было желание увидеть Сашу, обнять его, поговорить с ним. В багажнике — два ящика с яблоками и грушами: очень хотелось побаловать сына и его товарищей витаминами. Известие о случившейся трагедии им предстояло узнать всего через несколько часов. Но пока ещё Саша для них был жив.

Image

Саша справа

Их первенец родился 28 ноября 1981г. В первый класс пошёл учиться в среднюю школу №8. Он был обычным мальчиком, ничем не выделявшимся среди своих сверстников. Одно отличало Сашу от окружающих, он бы очень коммуникабельным, хотел многое успеть, многому научиться. Наверное, поэтому так часто менял свои увлечения: то собирал марки, то овладевал приёмами каратэ, то обучался игре на баяне и гитаре, то занимался разными видами спорта, но быстро ко всему охладевал. После окончания 11 -го класса хотел поступать в школу милиции, даже комиссию прошёл, но неожиданно вдруг передумал. Поступив в пищевой техникум, через некоторое время взял академический отпуск, так как ему очень хотелось материально помочь родителям.

Саша не стеснялся ничего и ничем не гнушался: и банки стеклянные на рынке продавал, и на заправке работал. В армии он не против был служить. Вероятно, оказало на него влияние увлечение песнями об Афганистане и Чечне, которые юноша очень любил слушать. И вот призыв в армию. Провожали Сашу, стараясь сдерживать слёзы, чтобы поддержать боевой дух сына.

Image

Саша с любимой девушкой

Началась служба. В Волгограде оказался в учебке, где часто занимался ремонтом машин, что делал очень качественно. Это было замечено начальством. Из армии Саша писал письма родным, не жалуясь на службу. По семейным обстоятельствам он был на некоторое время вызван домой. Отпуск… И вновь они все вместе, вновь по — прежнему счастливы. Но служба опять позвала. В августе 2002 г. позвонил домой. Весть ошеломила, напугала. «Дорогие мои, в течение десяти дней нас отправят в Чечню», — прозвучало по телефону. Решение отправиться в Волгоград созрело сразу же. И вот Анна Николаевна и Виктор Александрович в пути. Они заранее радовались предстоящей встрече с сыном, но… Было 19 августа. Машина всё ближе и ближе к Волгограду, но Саши там уже нет (он был отправлен в Чечню ещё семнадцатого). В это время до его гибели оставалось совсем немного. Безусловно, в дороге они не могли узнать о том, что 19-го августа, в 17ч.16минут, при подлете к грозненскому аэропорту Ханкала потерпел аварию или был сбит самый грузоподъемный в мире военно — транспортный вертолет МИ — 26, на борту которого было 132 человека, 85 из них погибли при падении или заживо сгорели. Разводовы приехали в Волгоград двадцатого августа рано утром. Вот и часть, где служит (-л-) Саша. Сейчас обнимут, прижмут его к себе, вдоволь наговорятся. Виктор Александрович попросил пригласить Александра Разводова. Ответ ошеломил, потряс…
-Его нет и не будет.
-Как это не будет? Уехал в Чечню?
-Нет, погиб.
К машине, где его ждала жена, Виктор Александрович шёл, не чувствуя твёрдой почвы под ногами (они будто вязли в грязи), не помня себя, не веря в случившееся. Как сказать об этом жене? А она сразу поняла — произошло что- то ужасное. «Витя как — то свернувшись, сжавшись, вобрав голову в плечи, возвращался к машине», — вспоминает Анна Николаевна. Ждала объятий с сыном, его широкой улыбки, а вместо этого пахнуло холодом смерти. А они — то, отправляясь на свидание с сыном, поставили в церкви свечи за здравие. Но, видно, Господь чудесами не разбрасывается. Говорят, что тех, кого любит, он забирает молодыми. Только это никого не может утешить.
Потом последовали сдача крови на ДНК, опознание (а как узнать, если снесено полчерепа, нет ноги, руки, многочисленные ожоги на теле) и многое другое.
Через какой ужас пришлось пройти. Им и до сих пор не верится в случившееся, всё кажется каким — то страшным сном.
Побывали Разводовы и в военном госпитале города Ростова у ребят, которые в тот злополучный день были с их Сашей, значившимся в общем списке под цифрой сорок, в вертолёте. Они рассказывали о случившемся. Перед ними в палатах лежали молодые солдаты, получившие ожоги, ранения, тяжелые увечья. Историю своего чудесного спасения поведал им один из них. «Когда вертолет сбили, двери заклинило, люк не открывался. Машина падает вниз, начинает гореть. А на борту ещё и боеприпасы. Ударится о землю — последует взрыв. Земля уже близко. Один из «дедов» и говорит мне: «Тебе салага, ещё умирать рано». И он ещё до удара машины о землю выбросил меня в разбитый иллюминатор. Я удачно, просто чудом приземлился, пятку только пламенем обожгло», — рассказал он им. И Разводовы искренне порадовались за незнакомых им родителей этого парня, уцелевшего в этом аду, и белой завистью позавидовали им. Слава Богу, хоть этот чудом остался жив! Хоть одной похоронкой стало меньше!
Сашу хоронили в Мичуринске с воинскими почестями. Было огромное количество людей и венков, и слёзы, слёзы… Для своих родителей он по — прежнему жив. В разговоре со мной, рассказывая о сыне, они не произносят слово «был».
Побывав у Анны Николаевны и Виктора Александровича, поразилась я тому, что живут они в полуподвальном помещении, да и оно не принадлежит им. Поинтересовалась жилищным вопросом. Поняла, что эти люди не будут усиленно обивать пороги кабинетов начальства. Хорошо, что активное участие в решении этого вопроса приняли военный комиссар Евгений Игоревич Невский, начальник четвертого отделения объединенного военного комиссариата Павел Михайлович Загоскин. С пониманием к трагедии этой семьи отнёсся и глава администрации города Виктор Никитич Макаров. Им уже подписан приказ о выделении квартиры Разводовым, и сейчас ведется оформление нужной документации. Да, наверное, для каждого из нас важно, чтобы кто — то в трудный момент пришёл к нам на помощь, проявил сочувствие, понимание, сострадание.
Вернувшись домой, я рассказала своим близким о трагедии семьи Разводовых. Их боль мне понятна и близка. Вероятно, поэтому невольно родились эти строчки.
Дни пролетают, годы проходят.
Но почему же боль не уходит?!
И ведь не скажешь ей: «Хватит! Довольно!»
Ночью и днём всё по — прежнему больно.
И не залечишь сердечную рану:
Сын ведь погиб, Так нелепо, так рано…
Что же страшнее на свете бывает?!
Знать потому и душа нарывает.
Знаю, что ночью живым он вам снится:
Тянутся руки погладить, обнять.
Знаю, ночами от боли не спится —
Смерть его вам ни принять, ни понять.
Страшная доля, жестокая доля
Выпала вам и на сердце легла.
Мир изменился, мир раскололся —
Трещина же по душе пролегла.
Выпала доля, и как с ней поспоришь.
(Хоть о другом вам годами мечталось).
Что ж, дорогие, крепитесь, держитесь —
Больше — то ведь ничего не осталось.

Н. И. Ралдугина учитель средней школы №4

ТАКИМ ЕГО ПОМНЯТ

Наталья Константиновна Гранкина, зам. директора средней школы №8.
— Саша учился нормально. И в первых не ходил, но и в хвосте не плелся. Мог, конечно, и нашалить, как все ребята. С ним можно было разговаривать, как со взрослым. Реагировал Саша только на доброе. Мы будем всегда его помнить.

Татьяна Куликова, бывшая одноклассница:
-Я помню, как Саша приходил ко мне в больницу. Такие добрые у него были глаза! Тогда, в феврале, он приезжал в отпуск. Говорил, что хочет попасть в Чечню. А позже, в письмах, просил выслать ему фотографию. Но мне все некогда было. Жаль.

Григорий Артимонович Пинчук, преподаватель ОБЖ средней школы №8:
— Спортивный был парень. Военная служба. Саша занимался стрельбой, но не просто занимался, а стремился к результатам. Часто принимал участие в соревнованиях. Ничего плохого сказать о нем нельзя. Светлая ему память.

Владимир Тарасов, друг детства:
— Учились мы вместе. Сашок был остроумным, веселым. Наш класс сдружился окончательно за два года перед выпуском. Мы лучше узнали друг друга. Компанейский оказался парень, на таких можно положиться в трудную минуту. Как все нелепо получилось… Мы все в шоке. Прощай, дорогой друг!..

Юрий Александрович Ляхов, классный руководитель:

Он учился с тройки на четверку, но отличался любознательностью. Я вел у них историю и звал Сашу «Разводик». Парнишка отличался тем, что был одним из самых маленьких по росту и комплекции. Тем не менее, никто в школе Сашу не обижал, отношения с ребятами у него всегда ладились. Сейчас до боли жаль этого доброго, исполнительного парня. Может быть, произошла ошибка, и в вертолете был не он?

Share Button

Оставьте комментарий...

*