В Афганистане, в «Черном тюльпане»

В Афганистане,
В «Черном тюльпане»
С водкой в стакане
Мы молча плывем
над землей.
Скорбная птица через
границу
К русским зарницам
Несет ребятишек домой.
В «Черном тюльпане»
Те, кто с заданий
Едут на Родину милую
В землю залечь.
В отпуск бессрочный,
Рваные в клочья,
Им никогда, никогда
не обнять теплых плеч.
Когда в оазис Джелалабада,
Свалившись на крыло,
«Тюльпан» наш падал,
Мы проклинали свою работу
Опять пацан подвел
потерей роту.
В Шинданде,
в Кандагаре иль в Баграме
Опять на душу класть
тяжелый камень.
Опять везти на Родину
героев,
Которым в 20 лет
могилы роют.
Но надо добраться.
Надо собраться.
Если сломаться,
то можно нарваться и тут.
Горы стреляют.
«Стингер» взлетает.
Если нарваться,
То парни второй
раз умрут.
И мы идем совсем
не так, как дома.
Где нет войны и все
давно знакомо,
Где трупы видят раз в году
пилоты.
Где с облаков не валят
вертолеты.
И мы идем, от гнева
стиснув зубы,
Сухие водкой смачивая
губы,
Идут из Пакистана
караваны.
И, значит, есть работа
для «Тюльпана».
В Афганистане,
В «Черном тюльпане»
С водкой в стакане
Мы молча плывем
над землей.
Скорбная птица через
границу
К русским зарницам
Несет ребятишек домой.
Когда в оазис Джелалабада,
Свалившись на крыло,
«Тюльпан» наш падал,
Мы проклинали свою работу
Опять пацан подвел
потерей роту.
В Шинданде,
В Кандагаре иль в Баграме
Опять на душу класть
тяжелый камень.
Опять везти на Родину
героев
Которым в двадцать лет
могилы роют
 
Share Button

Оставьте комментарий...

*